Вернуться   Литературный форум - поэзия, проза, литературная критика, литературоведение, аудиокниги. > Литературная сеть Общелит > Поговорим о литературе

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 19.01.2023, 05:16   #411
santehlit
Заслуженный участник форума
 
Регистрация: 04.07.2017
Сообщений: 1,639
santehlit На пути к повышению репутации
По умолчанию

- Гав-гав! Ты где, собачья морда?
Вот он летит во всей красе, могучий страж усадьбы. Макс протолкнул сквозь прутья ограды палку с гудроновым набалдашником.
- Фас, подлюка!
Ротвейлер цапнул и не смог палку прокусить. Не смог и зубы вырвать из гудрона.
- А, влип, очкарик! – Уч-Кудукова глава показалась с крыши сарая.
- Прыгай скорей, вяжи его! – хрипел от напряжения Макс. – Не удержу-у…!
Уч-Кудук повис на руках, но прыгать поостерёгся:
- А он ни того, палку не перекусит?
- Вяжи, сука! – Макс от рывков ротвейлера разбил в кровь лицо о стальные прутья.
Уч-Кудук прыгнул с крыши. В этот момент пёс вырвал палку из рук десантника и закружил, пытаясь вырвать клыки из цепкой хватки гудрона. Уч-Кудук крался за ним, одну руку вытянув перед собой, а вторую сунув в карман. Но не верёвку извлёк, а финку. Подгадав момент, прыгнул на собаку. Коротких два удара, и пёс затих.
Вид неподвижной, окровавленной собаки повёрг меня в уныние. Нет, более того – в какое-то полуобморочное состояние. Будто не со мною это происходит, а видится со стороны или в недобром сне. Подумалось, если кровь остановить, то, возможно, ещё смогу ротвейлера спасти ….
Опустился на колени перед ним.
- Идём, чего ты? – трактирщик толкнул меня в плечо. – Время дорого.
В каком-то сомнамбулическом состоянии попал я в дом.
- Где кабинет твой?
Указал на лестницу. Поднялись на второй этаж, толкнули дверь. Вот он, дубовый стол.
- Здесь, - я дёрнул ящик, – закрыт.
- Сейчас, - Макс прыг, прыг на одной ноге по лестнице, держась за перила, вернулся с кухонным топориком.
- Дай, - Уч-Кудук вырвал томагавк.
Одно движение и ящик с треском распахнулся. Дальнобойщик бросил его на стол.
- Где?
Ящик пуст. Не было оптимизатора и в других хранилищах стола.
- Искать, искать, - требовал Уч-Кудук. – Весь дом вверх дном перевернуть.
- Что ищем?
- Серебряный браслет.
Бичи ринулись обшаривать мой бывший дом.
Опустел кабинет. Я рухнул в кресло.
Нет, оптимизатора. Все труды и жертвы напрасны были. Растаяли надежды, осталась горечь разочарования. И страх. Как буду жить я в этом мире неуправляемых стихий и нравов варварских? Жалкое влачить калеки состояние среди помоечных бичей? Нет, лучше умереть.

3

Нищета ненавидит роскошь лютой ненавистью, готова глумиться над ней всякий удобный случай. В поисках прибора счастья бичи наткнулись на погребок с коллекцией вин и коньяков, не преминули опробовать, и не эйфория радости закружила головы, а приступ дикой злобы овладел примитивными чувствами. Осколками полетели на пол хрусталь и зеркала. В посудные и книжные шкафы вломились стулья ножками. Коллекционная сабля была сорвана со стены и направлена против пуховых перин и подушек - крестами оголили стены ковры и гобелены. Уютный дом стонал под варварским нашествием.
- Уймись, казак! – Свиное Ухо облапил Уч-Кудука. – Смотри туда.
Над косяком двери коробочка стальная мигала красным огоньком.
- Это сигнализация, она сработала – менты на всех парах сюда несутся.
santehlit вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.01.2023, 06:13   #412
santehlit
Заслуженный участник форума
 
Регистрация: 04.07.2017
Сообщений: 1,639
santehlit На пути к повышению репутации
По умолчанию

- Чёрт! – Уч-Кудук бросил саблю. – Уходить надо. Где народ? Свистать на выход всех!
- Гы-гы-гы…, - Звонарь одёрнул жалюзи.
У ворот стоял жёлтый «УАЗик» с мигалками. Оперативники прыгали с высокого забора на лужайку перед домом.
- Поздно, - всхлипнул Уч-Кудук.
- Влипли, - простонал трактирщик.
- Гвардия не сдаётся! – Макс выскочил из дома через дверь веранды и помчался к сараю.
- Стой! Стой, сука, стрелять буду! – раздались крики.
Бах! Бах! Прозвучали два выстрела. Макс упал.
Вскоре его приволокли в дом в наручниках за спиной, бросили в общий строй повязанных бичей.
- Пришили? – полюбопытствовал старлей, командовавший группой.
- Целёхонек, - доложил оперативник. – Зонтик подломился. Одноногий, а так шпарил – не угнаться.
- Тренироваться надо, Федоненко, тогда не один преступник не уйдёт. Ясно?
- Так точно, тренироваться.
- Всё осмотрели, всех повязали?
- На втором этаже ещё один, но, похоже, жмурик.
- Хозяин?
- Скорей из шайки – грязный, заросший.
- Ваш? – старлей цапнул за вихры Звонаря, оторвал лицо от пола.
- Гы-гы-гы….
- Ты что, глухонемой?
- Гы-гы….
- Сдох, падла, - трактирщик сплюнул кровавый сгусток, а он повис на разбитой губе. – Нас втравил, а сам коньки отбросил.
- Стало быть, ваш.
- Сюда его, товарищ старший лейтенант?
- На хрен, трупаками мы ещё не занимались. Сейчас медсанбратьев вызову – если криминала нет, пусть констатируют и в морг везут.
Вскоре перед домом №12 на Сиреневой улице остановилась ещё одна машина с проблесковыми маячками. Две медички в белых халатиках через распахнутые ворота проследовали в дом. Под каблучками похрустывали осколки, сквозняк гонял по комнатам лебяжий пух.
- Вот, сволочи, что с домом сделали, - как бы извиняясь, развёл руками старлей.
- Вандалы, - согласилась та, что постарше. – Где?
Медичек проводили наверх.
- Ну, что? – когда спустились, спросил начальник группы. – Летальный случай?
- Сто процентов. Возможно, остановка сердца. Как говорится, вскрытие покажет. Поможете загрузить?
- Давай, ребята, в «скорую» его.
Оперативники извлекли тело из кресла, спустили вниз и загрузили в «таблетку». Минут через сорок она остановилась перед моргом. Два дюжих грузчика перенесли труп в хранилище, и поместили на пустую полку. Её номер пометили в регистрационной книге.
Яркий с утра, жаркий в полдень, к закату день скуксился, подтянулись тучи, и закрапал дождь - грибной в лесу, нудный в городе. Макар и Захар, грузчики морга, их ещё звали «двое из ларца», закончив рабочий день, домой не спешили. Не торопясь приговорили бутылочку водки, почали вторую.
- Я тебе говорю, бомжара он, – ткнул дольку луковицы в соль Макар. – Их нынче целую шайку повязали.
- А костюмчик на нём от Кардена?
santehlit вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.01.2023, 04:39   #413
santehlit
Заслуженный участник форума
 
Регистрация: 04.07.2017
Сообщений: 1,639
santehlit На пути к повышению репутации
По умолчанию

- От Кардена, от Версачи – какая разница? Добрый костюм - отстирать, почистить – на барахолке без базара за пару штук с руками оторвут.
- Ну, ты наговоришь, - отмахнулся Захар.
- Как хочешь. Пойду один сыму, отмою, продам, а тебе хрен…, - Макар сложил фигу и сунул в нос товарищу. – Вот тебе хрен.
- Да убери ты, - Захар отмахивался от кукиша, назойливо тянувшегося к его лицу, потом схватил пустую бутылку. – Как дам щас!
- Верю. Не надо кровопролития, - Макар довольный улыбался. – Давай замахнём по маленькой, пойдём да сымем.
У товарища было иное предложение.
- Давай допьём, пойдём сымем да по домам. Один возьмёт штаны, другой пиджак – чтоб без обману.
- Да ты за кого меня держишь? Бери, стирай – всё одно выручку пополам…..
…. Лучше мне умереть. Все труды и жертвы оказались напрасными. Без оптимизатора, без Билли мне не покинуть этот мир. А жить в грязи, с таким ущербом в организме не могу - лучше умереть.
Я остановил сердце….
Далее с моим оцепеневшим телом суетливые параллелики проделали уже известные манипуляции - в результате оно оказалось в морге на полке с номерком. Сердце не бьётся, кровь не пульсирует, кожа дубеет. Единственно, мысль работает.
Ну и что, вскрытие – хуже не будет, а боли я давно не ощущаю. Зато исполнится великая мечта великого поэта.

Я хочу навеки так уснуть,
Чтоб в душе дремали жизни силы,
Чтоб дыша, вздымалась тихо грудь…

Буду лежать в гробу и сам с собой неспешную вести беседу. Без суеты мирской скорее истина откроется – откуда есть пошла энергия, родившая материю. Поэтому хотел я умереть….
Вспыхнул свет, открылась дверь. Двое из ларца, придерживаясь за перила, спустились вниз, пошли рядами полок.
- Ты номер помнишь?
- Нет. Я полку помню. Вот здесь вот он. Ага, не он.
После двух-трёх неудачных попыток меня нашли. Чьи-то руки пиджак расстегнули.
- Ты посмотри подклад какой, материя…. Я говорю, две штуки баксов стоит…..
- Ну, понесло. Давай, сымай….
Видит Бог, хотел я умереть.
- Макарушка, ты не помнишь: мы его несли – глаза открыты были?
- А что?
- Да ён открыл их.
- Бывает. Закрой, коль напрягают.
- И пасть раззявил.
- Смотри-ка, цапнет.
Но цапнул я Макара, попытавшегося расстегнуть молнию на моих брюках. Увидев пальцы на своём запястье, он не вздрогнул от испуга, обыденно так пожурил:
- Ты что, блин, балуешь?
Потом проследил взглядом, откуда они к нему пожаловали, закатил глаза и с глухим стуком сложился на бетонный пол.
Захар оказался крепче нервами и скорым на ногу – когда я спрыгнул с полки, он нёсся коридором, оглашая пустое здание сиплым воем.
- Ооо, ёёё….
Видит Бог, хотел я умереть.
santehlit вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.01.2023, 05:23   #414
santehlit
Заслуженный участник форума
 
Регистрация: 04.07.2017
Сообщений: 1,639
santehlit На пути к повышению репутации
По умолчанию

Утро застало в пути, далеко за городом. Утро промозглое, сырое, с дождём без солнца. Мой летаргический сон пошёл на пользу – ни тошноты, ни каруселей в голове. Шёл себе бодрым шагом, не боясь погони - регистрационную книгу я уничтожил. То-то в морге сейчас переполох. Подъезжают родственники, а им – ищите сами, или выбирайте, какой понравится. Господи, прости.
У меня появилась цель. Прежде, чем залечь в гробу за философию свою, навсегда распростившись с этим (и со всеми параллельными ему) светом, должен убедиться, что Наташа и Катюша, живут в безопасности и не нуждаются в посильной мне помощи.
Но как искать иголку в стоге сена? Наверное, магнитом.
Что подсказывает сердце? В какую сторону направить стопы? Господи, вразуми!
И поскольку с высот небесных не звучало громогласно: а пошёл ты…. я шёл, куда глаза глядят. А глядели они вдаль, затянутую сеткою дождя. Шлепал по лужам итальянскими туфлями, промокший до последней Карденовской нитки, но ни грамма не страдавший от стихийных неудобств, да ещё распевавший от полноты душевного комфорта:

Не тревожь мне душу скрипка, я слезы не удержу…

И голос мой, казалось, звучал молодо и чисто, поднимаясь в недоступные прежде высоты:

И пойду искать края, где живёт любовь моя…

Село. Не здесь ли? Зайду, узнаю.
Прошёлся улицей пустой до площади и магазина. Присел на лавочку с надеждой: придёт кто, расспрошу. Минуток через пять дверь приоткрылась, за порогом селянка:
- Ты мокнешь, дед, чего? А ну-ка, заходи.
В торговой точке кроме продавщицы ещё три женщины. Все с любопытством смотрят на меня. Потом устроили допрос.
- Ты приблудил откель, али к кому приехал?
- Чего молчишь? Язык отсох?
- Продрог до немоты - может, плеснуть ему на донышко стакана? Ва-аль.
Продавщица отмахнулась:
- Не продаётся на разлив.
- Может, чекушечку?
- Пивка ему купи.
- Да разве ж согревает? А ну-ка, баночку ему открой.
Мне в руки сунули шпрот банку.
- Чего смотришь, вилку надо? Ва-аль.
Не спеша выудил рыбёшку, запил бутылкой пива.
- Благодарствую, миряне.
- Слава те, Господи, заговорил! Теперь рассказывай: куда, зачем, откуда?
- Семью ищу. Женщину двадцати пяти годов с четырёхлетней девочкой вы не встречали?
- Да мало ль их.
- Блондиночка, похожа на артистку.
- Внучка?
- Жена.
- Ты, дед, часом не рехнулся? Тебе-то сколько самому?
- Богатым был.
- Тогда понятно. Разорился – убежала, теперь не сыщешь.
- Тут другое - долго объяснять.
- Нет, не видали мы твоей крали – у нас таковских нет.
- Не зарекайтесь - за свою жизнь человек видит миллионы лиц.
santehlit вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.01.2023, 06:05   #415
santehlit
Заслуженный участник форума
 
Регистрация: 04.07.2017
Сообщений: 1,639
santehlit На пути к повышению репутации
По умолчанию

- И де ж твои миллионы-то запомнить?
- В памяти хранится всё. Я бы мог заглянуть в неё - будь на то ваша воля.
- Не смеши, сказано, да смешным не будешь….
- Постой, Петровна, дай человеку досказать. Как это, заглянуть? – проявила интерес женщина, угостившая меня пивом со шпротами.
- Дайте ваши руки, - я уложил их на свои колени ладонями вверх, сверху свои. – Глаза закройте.
- Ой, Анискина, сейчас тебя он приворожит.
- Вас зовут Таисия Анисимовна, по-деревенски Анискина, вам пятьдесят шесть лет, вдова, одна живёте. У вас четыре взрослых и замужних дочери – в Москве, Питере, Севастополе, Владивостоке - зовут к себе жить. Один раз в году приезжают на ваш день рождения. У вас девять внуков и внучек…. А теперь помолчите.
Последняя фраза была лишней, так как говорил только я, а остальные напряжённо молчали и слушали.
Вся озвученная информация была на поверхности памяти, а в глубинах…. Десятки, сотни тысяч лиц родных, знакомых, случайно виденных в разных местах за прожитые годы. Они замелькали предо мной, как картинки монитора. Нет, так не годится – много времени и вероятность велика ошибки. Пойдём другим путём. Я создал образы Наташи и Катюши, поставил задачу - ищем адекватность. Промелькнула пара сотен лиц, но совпадения полного не обнаружилось.
- Нет, вы с ними не встречались.
- Постой, мил человек, - Таисия Анисимовна поймала мои пальцы. - Если ты такой дока в памяти, верни моего Павлушу – поистираться стал.
- Муж ваш покойный? А надо ли так привязывать сердце к навсегда ушедшему. Может, наоборот – вычеркнуть его, а вас настроить на новую встречу.
- Делай, что говорят, - Анискина вернула наши ладони в исходное положение.
…. Три мужика на растяжках устанавливают антенну.
- Ой, Пашка, сильный ветер – не удержать.
- Тяните, тяните, - крепыш кучерявый повис на стальном тросе, упираясь в землю ногами. – А теперь крепите.
Порыв ветра валит антенну. Павел упирается, ноги бороздят.
- Берегись!
Антенна падает на высоковольтные провода. Разряд – падает и Павел….
Таисия Анисимовна всхлипывает, уткнувшись в край подвязанного платка, к окну отходит.
Оглядываю притихших женщин:
- Семью ищу, вы не поможете?
- Таисия Анисимовна? – тревожно окликает продавщица.
- Всё в порядке, - женщина машет рукой. – Ничего страшного.
- Сама напросила, - ко мне подсаживается живая такая тётка, говорливая. – Ты мне мил человек верни воспоминания свадьбы, а про жизнь рассказывать не надо – сама всё знаю. Мой-то Петро Гаврилович – первый гармонист был на деревне. А как ухаживать умел….
Она кладёт мне руки на колени, смыкает веки.
С удивлением узнаю, что ей нет и пятидесяти – так жизнь поизносила. Петро Гаврилович её отменный гармонист; через неё, трёхрядку, сгубил себя в угаре пьяном – всё по свадьбам да именинам. И жену замордовал буйством во хмелю. А ухаживал за девкой как испанский менестрель – с цветами в форточку, ночными серенадами. Да и Глашенька тогда стоила того: остроглазая, озорная, огонь – не девка.
- Глафира Петровна, - убедившись, что и ей на жизненном пути не встречались ни Наташа, ни Катюша, говорю. – У вас ещё не всё потеряно – я мог бы вам помочь, образумив мужа.
- Иии, горбатого могила исправляет - супруга гармониста рукой махнула на неказистую судьбу свою и тоже всхлипнула.
santehlit вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.02.2023, 05:23   #416
santehlit
Заслуженный участник форума
 
Регистрация: 04.07.2017
Сообщений: 1,639
santehlit На пути к повышению репутации
По умолчанию

Я к другой женщине:
- А вы поможете?
- Подставляй карман! Я не из таковских, - остроносая с узким подбородком и подозрительным взглядом выцветших глаз, она производила впечатление весьма сварливой особи.
- Что предосудительного нашли вы в действиях моих?
- Чтоб я тебе свои открыла мысли? Да ни в жисть. Зараз вот к участковому сношусь, пусть он твой проверит паспорт.
- Да ладно, тётя Зой, - продавщица выложила ладони на прилавок. – Почему бы не помочь человеку?
И мне:
- Будете смотреть?
Я потёр ладони, возбуждая импульсацию электромагнитного поля.
- Что попросите в награду?
- Там и увидите, коль ясновидящие вы.
Не увидеть её проблемы было невозможно – всей душой любила фермера Ивана. Да только не свободен он – жена красавица, детей четыре душки. Как же помочь тебе, Валюша?
Стоп! Наташин облик мелькнул в пластах её памяти. Отмотаем-ка назад. Да-да, это она – подходит к торговому ряду, выбирает фрукты. Что это было? Сельский сабантуй. Где это было? Когда? Память продавщицы послушно выдает мне информацию. Всё, нашёл края, где живёт любовь моя. Далеко ль отсюда до Воздвиженки? И это узнаю. Больше меня здесь ничего не держит.
Кланяюсь:
- Спасибо, бабоньки за хлеб и соль, приём сердечный.
Валентина поджала губки:
- И ничего не скажите?
- Наедине скажу.
- Обед, мы закрываемся, - продавщица прошла к двери, выпустила женщин и преградила мне дорогу. – Ну.
- Я мог бы вас избавить от мук сердечных, но это Божий дар, и не поднимется рука. Внушить Ивану, что ты единственное счастье его – тем более. Есть третий путь – жить вместе вам в согласии и любви.
- Бред кобылий!
- Дай ладони.
Я в её мозгах и времени нет деликатничать. Вот это вот убрать, это стереть, а это активизировать. Условности среды, комплексы общественного мнения, собственнические инстинкты – всё к чёрту! Пусть будут просто счастливы.
- Ты любишь Ваню?
- Да.
- Ты будешь почитать его жену?
- Как старшую сестру.
- Жалеть детей их?
- Как своих собственных.
- Ну вот, осталось эти мысли внушить Ивану с Марьей.
- Ты поможешь мне?
- Когда вернусь.
Но уйти в тот день из села Сулимово не дали мне.
- Куда пойдёшь? – у магазина поджидала Таисия Анисимовна. – Дождь, слякоть. До Воздвиженки добрых сорок вёрст – дотемна-то не управишься.
- Ничего и по ночам ходить умею.
- Идём ко мне: отдохнёшь, поешь, в баньку сходишь, а я с тебя что состирну – негоже в таком виде-то разгуливать. Не побрезгуй крестьянским бытом.
Как мог побрезговать, вот мною бы…. Короче, остался.
santehlit вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.02.2023, 05:32   #417
santehlit
Заслуженный участник форума
 
Регистрация: 04.07.2017
Сообщений: 1,639
santehlit На пути к повышению репутации
По умолчанию

Дом Таисии Анисимовны большой, опрятный и ухоженный.
- Почему Анискина? – спрашиваю, рассматривая фотографии и портреты в рамочках на стенах.
Хозяйка вернулась, проверив баню.
- Сельчане прозвали – бегают ко мне свои споры решать. Я для них вроде участкового.
Глянула в окно:
- Вон, Глашка на аркане тащит своего. Я вам поставлю, но сильно-то не налегайте – лучше после баньки.
- А мне сказали, с тобою Странник-то ушёл, - заявила, входя, Глафира Петровна и подтолкнула от порога мужа. – Познакомься, Петя.
Со смоляными кудрями, подбитыми сединой, Петро Гаврилович на цыгана был похож – даже серьга в ухе серебрилась.
- Вот это по-нашему! – он хлопнул и потёр ладони. – Чувствуется, рады гостям.
Устремился к столу, свернул с бутылки пробку, два стопаря налил.
- Дёрнем за знакомство?
Дёрнули. Гаврилыч снова налил.
- Какие длинные у вас пальцы.
- Это от гармошки.
- С моими не сравнить.
Накрыл его ладони. Всё, клоун, прискакали. Сейчас я из тебя трезвенника буду лепить и любящего мужа. Чёрт! Зря выпил – алкоголь, зараза, не даёт сосредоточиться. Надо разобраться, где тут у Петра тяга к спиртному прижилась, да вырвать с корнем. К супруге чувства разбудить. Но как подступишься – мысли его скачут, кружат в карусели. Или это у меня? Как бы чего ни повредить ….
Ладони наши расстались, но стопки непочатые стоят, и Петро к своей не тянется.
- В баню-то пойдёшь? – спрашивает его Таисия Анисимовна.
- Сходи, Петро, - уговаривает жена. – Уважь товарища – отпарь….
- Это я зараз, - соглашается Гаврилыч, и мне. – Пойдём что ли?
Хозяюшка суёт мне в руки свёрток:
- Здесь полотенце, чистое бельё, всё там оставь своё - я позже замочу.
Раздеваемся в предбаннике. Петра удивил Масянин глаз.
- Это что?
- Прибор для ясновиденья.
- Ты шарлатан?
- Почему так сразу?
- Где, кем работаешь?
- Бездомный безработный тебе уж не товарищ?
- Да мне плевать. Бич – это бывший интеллигентный человек. Видел, какая у меня жена? Кабы не она, давно бы уж сам загнулся под чьим-нибудь забором.
- Беречь должен.
- Да я её…. мою Глафиру…, - Пётро смахнул слезу, от полноты чувств сбежавшую на седой ус. – Эх!
Он окатил полок водою из котла. Веник в руке, как бич у палача.
- Ложись, раб Божий.
Я контролировал свой организм – мне не жарко, мне не больно, мне не…. Лишь лёгкое головокружение. Но это должно быть от стопки водки. Хотя….
Мне показалось, котёл печи вдруг двинулся на бак с холодною водой. Этого ещё не хватало. Я отвернулся и увидел, как мыльница помчалась за мочалкой. Закрыл глаза. Началось – пироги за утюгами, утюги за сапогами…. Чёрт! Как неожиданно. И как не некстати.
Машу Петру рукой – кончай, кончай хлестаться, помоги.
- А, гость варяжский, недюжишь русской баньки! – Ликует тот и сжалился. – Сейчас, сейчас, водой холодненькой…
santehlit вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.02.2023, 04:38   #418
santehlit
Заслуженный участник форума
 
Регистрация: 04.07.2017
Сообщений: 1,639
santehlit На пути к повышению репутации
По умолчанию

Он бросает веник, хлопочет с тазиком над баком. А меня тошнит – свешиваю голову с полка и падаю вниз, теряя чувства.
…. Оно то приходило, то уходило вновь, сознание моё. В минуты просветления Таисия Анисимовна у изголовья с кашкой, иль с бульончиком, или с молочком.
- Выпей тёпленького – с медком, коровьим маслицем.
Я пил послушно – меня рвало – и забывался. Был слишком слаб, чтобы противиться, а хозяйке невдомек, что организму нужен лишь покой.
Приехала «скорая». Медичка постучала градусником по Масяниному оку – вот это пирсинг! – и выписала мне лекарств. Благодаря им, а может вопреки, организм таки пошёл на поправку. На третий день парилки злополучной отстранил заботливую руку:
- Не надо ничего - я не хочу.
Меня не вырвало - уснул, а не забылся.
На четвёртый день увидел у кровати незнакомую старуху.
- Я бабушка Наташи, - представилась. – Нечаева Любовь Петровна.
Таисия Анисимовна на мой немой вопрос:
- Пётр Глафирин разыскал в Воздвиженке, уговорил приехать. Вы поговорите, я в горнице накрою.
И удалилась.
Гостья пристально смотрела на меня, слегка покачивая головою:
- Вот ты какой…. старый. А на челе что у тебя?
- Это после операции, - я прикрыл лоб полотенцем. - Что обо мне Наташа говорила?
- Что добрый и богатый – как у Христа за пазухой с Катюшею жила.
- Как она?
- Да как? Замуж собралась. Человек он вдовый, фермерствует, своих двое пацанов – нужна хозяйка.
- А Наташа?
- Да что Наташа? Не хочу, говорит, больше в город – нахлебалась выше крыши – своего угла хочу.
Помолчали.
- Старый, говоришь, для неё?
- И бедный. А ещё сбежал, чуть жареным запахло. Ненадёжный ты для жизни человек.
- Так и сказала?
- Поедешь переспрашивать?
- Вы не советуете?
- Ни богатства ей не надо, ни бедности – дай Наташке пожить спокойно, за хорошим человеком.
- А если появлюсь в Воздвиженке, партия расстроится?
- Дак что ж они, твари бессердечные, Наташка с Катей - шибко убивались о твоей пропаже. Но раз ушёл, так и ушёл – оставь в покое девку.
- Может, вы и правы, - задумался.
Таисия Анисимовна заглянула:
- Наговорились? Пожалуйте к столу.
Скинул одеяло и увидел, что лежу в исподнем.
- Посидишь с нами? – улыбнулась хозяйка. – Сейчас одежду принесу - всё выстирано и поглажено.
Круглый стол накрыт закусками. В центре графинчик с домашнею настойкой.
- Поухаживай, Алексей Владимирович, - Таисия Анисимовна усмехнулась уголками губ, шмальнув по мне быстрым взглядом карих глаз.
Но гостья оказалась приметливой – оценила настоечку на солнечный луч, покатала стопку в пальцах и выдала:
- Вижу, ты вдовая, так и бери мужика, коль нравится. А то вяжется к девке, - и выпила. – За вас!
santehlit вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.02.2023, 04:26   #419
santehlit
Заслуженный участник форума
 
Регистрация: 04.07.2017
Сообщений: 1,639
santehlit На пути к повышению репутации
По умолчанию

Рука Таисии дрогнула. Выждав паузу и не найдя ответа, она выпила. Я лишь пригубил.
Разговор не клеился. Каждый молчал помыслам своим. Позвякивали столовые предметы. Я наполнил дамам стопки, извинился и покинул их.
За воротами стоял старенький «Жигуль». Пётр покуривал на завалинке.
- Что не заходишь?
- Наговорились? Поедешь с нами?
- Нет. Спасибо за заботу.
- Да что там – чай соседи ….
Вышли женщины. Любовь Петровна поясно поклонилась дому и хозяйке:
- Спасибо за хлеб-соль.
Петру:
- Поедем что ль?
На меня и не взглянула.
Глядя на облачко пыли, оставшееся за машиной, сказал:
- Я всё-таки пойду в Воздвиженку, посмотрю – что да как. Сердцу будет спокойнее.
- Вернёшься? – тихо спросила Таисия Анисимовна.
По улице возвращался скот с выгона. Обременённые молоком и травами, коровы шли степенно, без понуканий заворачивали на свои подворья. А за околицей за лесом поднимался багряный закат, обещая ветер завтрашнему дню. Любая глазу, милая сердцу явь деревенская. А может правда, вернуться и зажить с Таисией здесь – неужто мне в могиле будет веселее?
- Я мог бы Таей звать тебя, - сказал. – Но ты ведь ничего не знаешь про меня. Даже я про себя всего не знаю. Что-то случилось после травмы, что-то в голове стряслось – и я пока что не могу понять. А надо – без этого жить не смогу.
- Поймёшь, вернёшься?
- Дом крепок мужиком. А я, какой мужик? Сил не осталось. Заботы не влекут. Обузой быть?
- Какие заботы? Две грядки в огороде, да клин картошки – с ними сама управлюсь. Две курицы да кот – вот и хозяйство всё. Пенсия у меня большая – проживём. Главное, человек ты хороший, сердцу любый, а его ведь не обманешь. Лечить умеешь – сколько людям сделаешь добра. Вон Петр-то Гаврилович совсем человеком стал – который день не пьёт, работает, Глафирой не надышится.
- За хорошего человека спасибо. Только, признаюсь, не ощущаю себя полноценным человеком – так, существо какое-то. Я ведь, Таисия Анисимовна, боли не чувствую, жары и холода не замечаю, и в яствах не нуждаюсь. Мысли читать могу – не страшно будет вам со мною?
- Болен ты - лечиться надо. Пойдёшь и в поле упадёшь, как в бане прошлый раз. Останься лучше.
- Нет, Таисия Анисимовна, я должен на Наташу с Катенькой взглянуть и сердце успокоить.
- Успокоишь – приходи.
- Не сыщется ль одёжки для меня – такой костюм для сельской местности уж больно примечателен.
- Дам, коли до утра останешься.
Подумал, почему бы нет – у меня не горит, хозяйка просит. Остался, словом.
Когда луч лунный в щель пробился оконной занавески и лёг на половицу, Таисия переступила порог комнаты моей в ночной сорочке.
- Спишь, Алексей? С тобой прилягу - не прогонишь?
Пристроив голову на моём плече, обняв за другое, посетовала:
- Давненько с мужиком-то не спала.
- И не получится сегодня.
santehlit вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.02.2023, 04:54   #420
santehlit
Заслуженный участник форума
 
Регистрация: 04.07.2017
Сообщений: 1,639
santehlit На пути к повышению репутации
По умолчанию

- Дурачьё вы, мужичьё, все мысли об одном, - заявила, нежно теребя пальцами мою ключицу. – А нам, бабам, иногда просто хочется прижаться к крепкому плечу, почувствовать себя небеззащитной, напитаться силы вашей и энергии.
Ну, что ж, питайся. Нашёл её ладонь и крепко в своей стиснул.
Наутро хозяйка обрядила меня в мужние толстовку, джинсы, на ноги дала кроссовки, на голову широкополую соломенную шляпу. Пандану сделала, обрезав край спортивной шапочки. Положила в карман деньги на автобус и вышла проводить.
Молчала, ожидая, а как запылил рейсовый вдали, робко попросилась:
- Может, и я с тобой? Вдруг станет плохо.
На моё отрицательное молчание:
- Ну, тогда вечерним возвращайся – буду ждать.
Наверное, лукавил, убеждая себя и прочих, что только глянуть на Наташеньку хотел – хотел ещё чего-то, быть может, объяснить причину внезапного исчезновения, чтоб не остаться в памяти любимой недостойным человеком. Ещё какие-то мыслишки душу бередили ….
Её увидел за забором в лифчике и шортах – загорелую, весёлую, яркую своею красотой. Ковыряла тяпкой землю меж картофельных кустов и напевала. Мужик к ней подошёл - плечистый и рукастый, годов не больше тридцати - вытер ветошью ладони, ей по заду шлёпнул. И не пощёчина в ответ, а поцелуй.
Мне расхотелось с Наташей объяснятся.
Катюшу выследил. За нею по пятам ходил бутуз бесштанный – слушал выговоры, сунув палец в рот. А другой, такой же белобрысый, но постарше, сидел в сторонке, готовый сорваться и лететь на подвиги по зову Величественной Екатерины.
Потратил все оставшиеся деньги на шоколадные конфеты и подозвал его. Ему лет восемь, и был он рассудительным весьма:
- Ты кто?
- А ты?
- Куренков Вова.
- Они?
- Это моя сестра Катя и Алька, брат.
- Угощайтесь.
Он обернулся:
- Эй, подите-ка сюда, Катя, Алька….
Сунул пакет белобрысому Вове и прочь пошёл – не хотелось быть узнанным Катюшей.
Шел, утирая слёзы – лишний ты, Гладышев, человек на той Земле и этой. Куда не кинь, везде один и тот же клин - погост твоя обитель. Сейчас вот сяду у общественного колодца в тени тополей, сердце остановлю, и пусть меня хоронит Сельсовет.
Сел и готов был завершить земную суету, но суета у дома за дорогою внимание привлекла. Стояла баба монументом, скрестив руки под грудями, в вырезе платья так похожими на ягодицы. Подле неё два пацана – один мелкий и робкий, второй пинал мешок с чем-то шевелящимся внутри.
- Мёртвому припарка твои пинки, - заявила тётка. – Неси к болоту, утопи.
- Так убью, - юный живодёр припал на колено и нанёс мешку три быстрых и сильных удара кулаком – так бьют крутые парни в американских боевиках.
Мешок молчал, но шевелился.
- Постой, я сбегаю за монтировкой, - мелкий сорвался с места.
Оставаться безучастным не стало сил. Я подошёл.
- Бог в помощь. А я могу чем?
- Ступай себе, чай здесь не цирк.
Это баба так высказалась, но я проигнорировал.
- Так понимаю, Божью тварь жизни лишаете? А не боитесь?
- Чего? – толстуха вызывающе вздёрнула три подбородка.
santehlit вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход



Часовой пояс GMT +3, время: 10:25.


Powered by vBulletin® Version 3.7.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Читайте на литературном форуме: